Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:44 

Моё твоё тело

Lkv
Название: Моё твоё тело
Автор: Lkv
Бета: Ki$Hk@ mad anime-man
Пейринги: Мукуро/Цуна
Рейтинг: R
Жанр: драма
Состояние и размер: миди, заморожен (1ая из 2х частей)
Дисклеймер: права на героев принадлежат Амано Акире
Размещение: запрещено
Описание: Мукуро захватывает тело Савады, но похоже, он кое-что не предусмотрел.
Примечание: по заявке с фикбука, оттуда же такое изысканное название.


Часть 1


Это странно, но сознание Савады меркнет не сразу. Оно все еще живо, оно теплится маленьким дрожащим огнем где-то глубоко-глубоко под громадой его личности – Рокудо Мукуро.
- А ты настойчивый, да? – с насмешкой спрашивает он.
В комнате царит мертвая тишина, но в своей голове Мукуро слышит знакомый голос:
- Зачем ты это сделал?
И может быть, Савада смог бы притвориться самим спокойствием, будь он живым человеком, но теперь он только крошечная часть, еще не вытесненная чужой сущностью. И он – как раскрытая книга.
- А ты думал, я не смогу?
Их диалог перетекает вовнутрь. Теперь это мысли, перекликающиеся друг с другом, и Мукуро ловит себя на том, что ему чертовски нравится... Нравится, что Савада не исчез сразу. Нравится, потому что теперь он станет бессловесным свидетелем тому, как Мукуро уничтожит – его же руками – Вонголу, а вместе с ней и весь мафиозный мир.
- Думаешь, сможешь пробыть в этом теле достаточно долго? – спрашивает голос внутри него.
- О, именно так.
- Не выйдет, - отрезает Савада. – Считаешь, тебя не раскусят?
- А ты, похоже, считаешь своих хранителей весьма тонкими психологами?
Савада молчит.
- Или меня - плохим актером? – Мукуро наслаждается этой беседой. – Но будь я плохим актером, ты бы сам давно расколол меня, разве нет? Да… Будь я плохим актером, ты бы не обнимал меня так беззаботно пару минут назад. И не сидел бы где-то на задворках собственного сознания теперь… Ты не согласен со мной, Вонгола?
И он смеется. Вслух. Его новому голосу страшно не идет этот скользкий, как змея, смех.
А Савада все так же молчит, и Мукуро вдруг понимает, что его сознание, прежде силящееся побороть захватчика, теперь горит едва уловимым огнем.
Все когда-нибудь устают бороться.
Мукуро глядит на собственное тело, раскинувшееся на полу в неестественной позе. «Надо навести порядок…» - думает как бы между прочим.
Он знает, что когда-нибудь Савада вернется.

А еще – он этого ждет.


* * *

Жить за другого – увлекательная игра.
Университет. Планка знаний Савады Цунаёши, студента последнего курса. Не выше и не ниже. Точно вровень с ним.
Дом. Планка сыновней заботы Савады Цунаёши. Не больше и не меньше. Так же, как и всегда.
Резиденция Вонголы… Это самая увлекательная часть игры.
Вокруг Мукуро столько сильнейших мафиози, столько врагов, и он среди них всех ходит маленькой часовой бомбой. Гокудера Хаято слишком одержим своей нездоровой преданностью Десятому - тому, которого выдумал сам. Он, как и Ямамото Такеши - как все-все, кто был рядом с Савадой столько лет, - так и не смог взглянуть своему боссу и другу в душу, так что ему никогда не разгадать, что это другая душа.
- Вы в порядке, Десятый? – слышится иногда от него обеспокоенное.
- Я устал… Немного, Гокудера-кун. Чуть-чуть.
«Совсем капельку…» - улыбается Мукуро.
Время бежит, и очень скоро единственная угроза – репетитор бестолкового Вонголы, Реборн, – вернется в особняк. К этому надо быть готовым – Мукуро проводит вечера в тренировочном зале, привыкая к своему новому телу с его непомерной силой.
«Хорошенько подготовиться – и убить одним махом».
Дни текут быстро. В запасе ровно полмесяца.
Мукуро больше не слышит Саваду, но чужие воспоминания встают ярким пятном, когда, уставший от тренировок и своего бесконечного спектакля, он кладет на подушку голову. В них нет ни грандиозных битв, ни любовных желаний – ничего действительно стоящего, одни мелочи. Привычки Савады, обрывки из бытовых сцен, и – совсем редко – видения из его детства.
«Интересно… - думает, засыпая, Мукуро. – Он, оказывается, так любит свою мать…»
А во сне маленький Цуна бегает по холодному двору их семейного дома. И Мукуро холодно вместе с ним, а потом – жарко вместе с ним.
Память – всеобъемлюща. Она помнит даже колючки снега на разгоряченной щеке.


* * *

- Цуна-сан! Цуна-сан!.. До погоди же!
Девушка, чье имя вызывает у Савады Цунаёши нервные спазмы, бежит за ним по коридорам университета, размахивая тяжеленной коробкой с бенто в тканевой обвязке.
- Вот! – настигает все же. И впихивает этот короб ему в руки.
«Она что, правда думает, что это влезет в такое маленькое тело? Или пытается его откормить?»
Откормить – это, конечно, к свадьбе. Мукуро помнит чужое прошлое: эта девушка влюблена в Саваду Цунаёши давным-давно.
Кивая, Мукуро принимает подарок; улыбается доброй и простодушной – его - улыбкой.
- Спасибо, Хару… чан?
Девушка радостно замирает, а он запоздало понимает, что ошибся:
- Хару-чан?! Хару-чан! А-а-а! – барабанные перепонки дрожат и грозят разорваться от ее воплей. – Цуна-сан, ты принял мою любовь!
Невменяемая тирада продолжается еще некоторое время, а затем Хару с готовностью заявляет:
- Теперь ты должен пригласить меня на свидание, Цуна-сан!
- Конечно, ты же приличная девушка, - соглашается Мукуро, едва сдерживая другую, свою собственную улыбку.
- Цуна-сан, да и ты-то тоже!
«Тоже приличная девушка», - догадывается он, и, кивнув напоследок, уходит, оставляя безутешно счастливую Хару в одиночестве.
«Она не заслуживает его, - мелькают по дороге случайные мысли. – И та, Кёко, тоже. Десятый Вонгола, разделяющий свою спальню с глупой, вечно пребывающей в эйфории кухаркой? Если бы смерть от скуки существовала – он бы умер в первую же неделю такого нелепого союза…»
В холле на первом этаже блестит зеркало, и Мукуро замедляет шаг. В холодной стеклянной глади отражаются знакомые карие глаза. Вот только глядят они теперь острым и хитрым взглядом – его взглядом. И этот взгляд совсем не подходит таким теплым глазам.
Подняв руку, Мукуро задумчиво касается отражения. В голове почему-то крутится последний разговор с Савадой.
«Ты снова ошибся. Меня так и не раскусили».

«Эй… Ты слышишь?»

«Ты – там?..»


* * *

По успеваемости Савада Цунаёши традиционно занимает последнюю десятку неудачников, где бы он ни был. В школе, в университете… Наверное, в детском саду было так же? Перед носом Мукуро появляется исписанный лист формата А4 и трясется со скоростью, близкой к скорости света – кажется, человек, подсунувший ему эту бумажку, больше жизни хочет, чтобы его заметили.
- Гокудера-кун? – спрашивает Мукуро, натягивая крайне глупое выражение лица. – Что это?..
Вопрос немногим умнее. Каждый день Гокудера Хаято, в ущерб себе и своему редкому уму поступивший в тот же университет, таскает эти задания для своего драгоценного босса. Босс отказывается каждый раз. Гокудера каждый раз не понимает. Наверное, он тупеет рядом с Савадой Цунаёши, думает Мукуро. И отвечает, не выходя из роли:
- Гокудера-кун, не нужно…
Потому что Десятый босс Вонголы может быть глупым и невезучим. Но он никак не может быть обманщиком, разве нет?
«Гокудера-кун», в очередной раз расстроенный ожидаемым отказом, мрачнеет и проводит всю оставшуюся пару, бросая на босса тоскливые взгляды. Затем перерыв – он снова крутится рядом. Затем лекция, а после - свобода. Они вместе едут в сторону дома Савады на электричке, как обычные люди. Гокудера, довольно быстро переживший свой каждодневный кризис, болтает о чем-то, подобострастно глядя на босса. И случайная встреча с Ямамото, которого настоящий Савада привечает больше других, несказанно злит его, а он ничего не может поделать.
- Цуна, помочь с твоей тренировкой сегодня? – спрашивает Ямамото, и Мукуро спиной ощущает бешенство плетущегося позади Гокудеры.
- Да, спасибо, - с нарочитой радостью отвечает он.
- Десятый, я тоже могу!.. - раздается где-то сзади, но он не дает закончить.
- Нет, одного Ямамото будет вполне достаточно.
Это неверный ход: настоящий Савада так никогда бы не поступил, но Мукуро прощает себе эту маленькую оплошность. Гокудера Хаято с его извечной нескончаемой преданностью, от которой несет чем-то приземленным и плотским, как навозом с конского двора, не заслуживает ничего другого. С тайным наслаждением Мукуро ловит его расстроенный взгляд и не может удержаться от вопроса:
- Что-то не так, Гокудера-кун?
- Н-нет!.. Все в порядке!
- Тогда почему ты так смотришь на меня?
- Как?.. – теряется тот, и все трое, не сговариваясь, останавливаются посреди дороги.
- Так, - улыбается Мукуро, - как будто по какой-то – неизвестной, кстати, мне - причине я должен был выбрать тебя, а не его…
Тишина, прерываемая только отдаленным шумом машин, встает между ними безмолвным свидетелем. А во взгляде Гокудеры загорается что-то, от чего Мукуро чувствует удивительную радость и умиротворение.
- Десятый?.. – растерянно спрашивают его.
- Цуна… - удивленно шепчет Ямамото.
Вторая ошибка маячит перед носом, но Мукуро прощает себе и ее.

Просто Гокудера Хаято не заслуживает быть так близко к Десятому боссу Вонголы… Вот и все.


* * *

Хранитель Солнца, чье имя Мукуро принципиально не старается запомнить, силится подняться на дрожащих от усталости ногах.
- Это было круто, Савада!
Его громогласный восторг на секунду заставляет усомниться в том, что лимит его сил исчерпан. Мукуро кивает и интересуется, не нужна ли сопернику помощь. Отвечая отказом, тот вновь удивляет его, в мгновение оказавшись рядом. Лицо в ссадинах и пыли, но улыбка на этом лице такая счастливая, что обзавидуешься.
- Охренительный удар, Савада! – заявляет он и крепко хлопает Мукуро по плечу.
«Охренительная выносливость», - думает Мукуро.
В завершение сцены хранитель все-таки падает в обморок. Тренировка подходит к незапланированному концу, но так даже лучше. После этой последней атаки - Мукуро чувствует и сам - усталость ртутью разливается в разгоряченных мышцах. Оставив сегодняшнего помощника в медпункте, Мукуро сворачивает в сторону душевых.
Прохладный пол под босыми ногами кажется райской наградой после часа, проведенного в схватке. Мукуро замедляет шаг, на ходу снимая запыленную и пахнущую потом одежду. Мимолетный взгляд в зеркало – раскрасневшееся лицо Савады, волосы, взмокшие у висков. Казалось бы, это почти ежедневный ритуал, но почему-то сейчас Мукуро глядит на чужое отражение куда дольше обычного. И ему совсем не хочется уходить.
Один из недостатков прерванной тренировки в том, что после нее остаются силы на что-то еще.
Если подумать, он никогда не разглядывал тела своих жертв – ни в обнаженном, ни в каком другом виде. И если подумать – это очень логично, потому что ничего особенного в телах – обнаженных или каких других – нет. И в этом тоже нет. Абсолютно обычное тело…
Мукуро приподнимает подбородок и слегка отклоняется назад. Какая тонкая шея…
«Должно быть, у всех азиатов так… - морщится он. – Да и весь ты… какой-то тонкий, Савада».
И это действительно так. Наверное, даже удвоив часы своих тренировок, Савада Цунаёши все равно остался бы таким, какой он есть сейчас – невысоким, худым и в целом вызывающим стойкую ассоциацию с ломким тростником. Впрочем, кому, как не Мукуро, знать, что эта ассоциация - такая же обманка, как и его собственные иллюзии.
К усталости примешивается что-то еще, и Мукуро сам не замечает, как делает еще один шаг к зеркалу. Сзади – темная плитка душевой, под ногами – холодный пол. Становится зябко, но только ступням и кончикам пальцев. А ему самому – нет. Ему самому горячо, и стоит ли говорить, откуда льется этот жар?
- Люди… - полушепотом усмехается Мукуро – так, будто он сам не человек, – и, снисходительно улыбаясь, кладет руку под грудь. Мышцы вздрагивают и напрягаются, когда он медленно, рисуя кончиками пальцев невнятные узоры, опускается ниже, а тело тут же охватывает томительное оцепенение. Едва ли это тело сможет прождать еще хоть полминуты.
Мукуро закусывает губу и снова глядит в отражение.
Румянец на щеках очень идет Саваде, а этот взгляд, будто подернутый туманом, делает его прежде серьезное, милое лицо по-настоящему развратным. Мукуро улыбается. Отчего-то ему несказанно приятно глядеть на такое лицо.
«Интересно, как делает это он… - думается некстати. – Наверное, не то что я… наверное, торопливо, нелепо - он же весь какой-то такой… Торопливый».
И это кажется просто расточительством. Таким телом нужно уметь наслаждаться. «Если бы еще тогда, когда он был здесь…» - мелькает в мыслях, но Мукуро себя обрывает.
Никаких если бы.
В паху уже нестерпимо горит, когда он оттягивает резинку трусов. И пальцы, легко коснувшиеся влажной и горячей головки, только еще больше распаляют.
Интересно, сколько сейчас в Мукуро от него самого? Чужое тело диктует свои условия, и он послушно выполняет его прихоть. Ласки становятся быстрыми и грубыми, от жара сохнут губы, а по вискам мелкими жемчужинами катится пот. Всё копившаяся в теле Савады Цунаёши похоть просится наружу, и Мукуро, охваченный ею, уже не думает ни о чем. Великие планы, крушение мира, убийство сильнейшей мафиозной семьи – да много ли еще? Все это неважно сейчас, в эту секунду.
Похоть сворачивается в одном узком узле. Жар достигает своего предела. Мукуро открывает крепко зажмуренные глаза, когда теплая струя спермы бьет ему в руку.
В зеркале напротив помутневшие карие глаза Савады… Почему-то вздрогнув от этого взгляда, Мукуро еще долго пытается отдышаться, а по спине легкой дрожью скользит оживший холод душевой.
Глаза Савады, тело Савады, желания Савады – и его, Мукуро, душа…
Отражение в зеркале выпрямляется и смотрит на него со знакомой и вместе с тем чужой усмешкой. Словно два человека смешались в нем. Будто это он и не он одновременно.
Мукуро досадливо морщится и поворачивает вентиль смесителя, наполняя комнату долгожданным паром. Наверное, лучше не заострять внимание…
А в голову против воли лезут воспоминания о том, как за пару секунд до роковой царапины эти руки обняли его.


* * *

После душа и быстрого ужина в сознании наконец объявляется Савада.
Должно быть, тело, отдохнувшее после полумесяца каждодневных тренировок, еще полно сюрпризов. Мукуро с интересом прислушивается к чужим невнятным мыслям. О, кажется, изгнанный из собственной головы босс хорошо наслышан о том, что произошло в душевой комнате.
Что ни говори, это просто отличный сюрприз.
- Тебе это часто нужно? – с улыбкой спрашивает своего «сожителя» Мукуро.
- Ты свинья… - бессильно огрызается Савада.
- Ну что ты. Я просто дал тебе то, что ты хотел. Скажешь, не развлекаешься так сам с собой наедине? Не поверю…
Его безликий собеседник молчит, и Мукуро, опасаясь, что он снова исчезнет, торопится добавить, как будто остужать чужой стыд когда-то входило в его правила:
- Брось… это же все в порядке вещей.
- Да… - не сразу отзывается Савада. – Да. И я, по крайней мере, не думаю при этом о том, тонкая у меня шея или нет.
Удар бьет точно в цель. Мукуро прячет улыбку и задумчиво прикусывает губу:
- Так значит… не только для меня открыты твои мысли, но и наоборот?
- Получается, что так.
- И давно ты подсматриваешь?..
Внутри закипает раздражение, а Савада чувствует даже это:
- Не помню… Но достаточно давно, чтобы понять… - он выдерживает паузу, чтобы с осторожной лаской задать свой скользкий вопрос, - Мукуро, ты ведь не хочешь, чтобы я исчез, правда?..
Мукуро смотрит в скучный пустой потолок. В жизни солгать просто, но невозможно обмануть того, кто разделял с тобой каждое мгновение жизни две долгие недели.
- Может быть, - отвечает он наконец. – Но ты зря думаешь, что это что-то меняет…
- Мукуро!.. – взволнованно восклицает Савада где-то в отдаленье.
Как и прежде, ему недостает сил, чтобы продержаться наравне со своим захватчиком больше пары минут. Он исчезает. Уходит в тень, чтобы оттуда продолжить смотреть на развернувшийся спектакль.
- Эй, - чуть погодя окликает Мукуро. – Если ты еще вернешься… Ответь на один вопрос.

«Откуда у тебя в голове так много правды про мое детство?»


* * *

Обычно в его снах Мукуро – только сторонний наблюдатель. Но теперь все иначе. Руки Савады ложатся на стол, Кольцо Неба поблескивает на пальце, и Мукуро отчетливо видит – его глазами – тоненькую папку на старой столешнице. Наверное, это непрерываемое единство - знак того, что порабощение чужого разума достигло своего завершения. Даже во сне Мукуро чувствует легкие отголоски счастья, всколыхнувшиеся от этой мысли.
- Вот, - слышится, меж тем, откуда-то со стороны. – Как я и обещал.
«Аркобалено?..» - узнает безликий голос Мукуро, а Савада отвечает – это последний раз, когда он отвечает сам, по своей воле:
- Спасибо, Реборн.
- И все-таки ты слишком добрый… Это вредно.
«Аркобалено, ты очень умный, - улыбается Мукуро, а его руки – руки Савады – листают страницы папки, размытые во сне: - Ты очень умный, и жаль, что твой ученик плохо слушал твои советы. Гляди, к чему это привело…»
- Я знаю, - беззлобно отвечает недалекий босс Вонголы. – Спасибо, правда.
И его руки замирают на старых пожелтевших листах.
- Знаешь, мне долго пришлось копаться в архивах…
«Эстранео…»
- В конце концов, после Мукуро от них уже почти ничего не осталось.
«…из детского приюта при церкви Санта-Антонио в Риети…»
- В общем-то, там все, что я про него нашел…
Глазами Савады Мукуро глядит на затертую фотографию из архивов мертвой лаборатории.
Маленький худой мальчик с синими глазами…
Савада осторожно проводит пальцем по его лицу. Как будто хочет погладить. Размытое дымкой сна, где-то под фото спрятано его настоящее имя, и Мукуро силится закрыть чужие глаза, потому что…

Есть вещи, которые не хочется вспоминать.


* * *

Звонок будильника, ворвавшийся в сон, кажется спасением - Мукуро резко открывает глаза, чувствуя гулкие удары пульса в висках. А по спине, меж лопаток, катится холодный пот. Кап-кап. Как будто считает очки, которые он проиграл Саваде Цунаёши…
Мукуро все предельно ясно, и Мукуро в бешенстве. Этот сон – не свидетельство его победы, отнюдь. Этот сон – просто ответ на вопрос, им же заданный.
Откуда у тебя в голове так много правды про моё детство?
Конечно. Откуда же еще, как не из старых архивов?
Савада Цунаёши был так увлечен, что упросил самого Аркобалено мчаться за ними в далекую Италию. А потом долго-долго глядел на фото невезучего малыша из приюта в Риети, которым был когда-то Мукуро.
Возможно, с жалостью?
Наверное, с жалостью…
Конечно, с жалостью.
Мукуро долго смотрит в настенное зеркало напротив внимательным неподвижным взглядом. Как будто хочет доглядеться до человека, что так ловко унизил его за его же спиной. Тот человек, конечно, считает, что его забота и сочувствие заставят Мукуро отступиться, раз уж они так чудесно провели вчера время с его телом. Но если Мукуро чего и боялся в своей жизни – то именно заботы и сочувствия, поднимающих со дна его памяти образ того мальчика со старой фотографии из архива. И он боялся их так сильно, что в конце концов предпочел возненавидеть.
Из открытого окна слышатся голоса пришедших за ним Ямамото и Гокудеры. Похоже, они снова ругаются? Мукуро переводит взгляд в сторону нарастающей перепалки.
Ямамото… Гокудера… Ничего не подозревающие, глупые, живые.
Как же они раздражают.
«Похоже, пора», - мстительно думает Мукуро, перекидывая через плечо не разобранную со вчерашнего дня сумку.


 

@темы: фанфики, заморожен, драма, гранаты, Цуна, Мукуро, Reborn, R

URL
Комментарии
2013-07-20 в 20:50 

[Инуяша]
ебать, как я люблю кактусы!
Состояние и размер: миди, заморожен (1ая из 2х частей)
да ты просто бьешь все рекорды! выкладываешь фики УЖЕ заброшенными :lol:

а я б зачел вторую часть от лица цуны. если там, конечно, еще есть цуна.

2013-07-21 в 17:17 

Lkv
выкладываешь фики УЖЕ заброшенными
Некоторые. Только те, что заброшены в удачном месте.
если там, конечно, еще есть цуна.
Ну а кто ж там еще может быть? Кстати мысль именно такая и была насчет 2 ч.

URL
2013-07-22 в 11:51 

[Инуяша]
ебать, как я люблю кактусы!
Только те, что заброшены в удачном месте.
это все равно не меняет сути, что ты вконец офигел.

Ну а кто ж там еще может быть?
вторая личность мукуро. вторая личность цуны. элементарно, мукуро может казаться, что он захватил его тело, а на самом деле они оба давно умерли. вариантов масса.

2013-07-25 в 16:43 

Lkv
это все равно не меняет сути, что ты вконец офигел.
Не вижу смысла напрягаться.

элементарно, мукуро может казаться, что он захватил его тело, а на самом деле они оба давно умерли.
Будешь снимать фильм, не забудь пригласить Брюса Уиллиса.

URL
2013-07-25 в 20:30 

[Инуяша]
ебать, как я люблю кактусы!
Не вижу смысла напрягаться.
:-(

Будешь снимать фильм, не забудь пригласить Брюса Уиллиса.
...на роль цуны.

2013-07-26 в 15:24 

Aspi_rin
Начал читать. Под конец, меня одолело ощущение незавершенности, прочитал внимательнее шапку. Обомлел.
миди, заморожен (1ая из 2х частей)
Действительно драма.

И все же хорошо, что Вы выложили. Люблю ваши работы. Да и Мукуро, еще несколько дней в моих глазах, будет выглядеть мазохистом)

2013-07-26 в 21:44 

Lkv
Aspi_rin, спасибо, последнее особенно приятно)

URL
2013-07-28 в 05:23 

tim taller
Не похоже на незаконченный, если описание не читать. Скорее все с самого начала кажется финалом какой-то истории, которую знать подробно не обязательно. Но все равно интересно узнать, что будет дальше - как-то слишком обидно, что Цуну никто не узнал и он получился здесь по настоящему одиноким, не смотря на то сколько участия он проявляет по отношению к окружающим.

2013-07-28 в 12:44 

Lkv
tim taller, Цуну хорошо узнал Реборн, не зря же Мукуро так готовился к его приезду.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Аушный яой: фанфики и додзинси

главная